07/07/2009

«Геология - это в первую очередь интеллектуальная профессия, здесь важна работа мысли» - Александр АЛЕКСЕЕНКО, генеральный директор предприятия «Магадангеология»

Оригинал публикации
МАГАДАН. 8 июля. ВОСТОК-МЕДИА - Нынешний полевой сезон на Колыме начался с опозданием, причина – огромное количество снега, выпавшее за долгую зиму. Сегодня геологические партии одна за другой направляются в отдаленные и труднодоступные уголки области. Как и много лет назад геология по-прежнему остается одной из самых романтических профессий. Между тем именно эти романтики и вечные путешественники определяют развитие всего региона на многие годы вперед, открывая новые месторождения.
На вопросы корреспондента РИА «Восток-Медиа» в Магадане Виктора Пчелинцева отвечает генеральный директор предприятия «Магадангеология» Александр АЛЕКСЕЕНКО.
- Александр Владимирович, 2008 год оказался очень непростым не только для золотодобытчиков, но и для геологов. Удалось ли предприятию выполнить производственную программу?
- Я не стану сгущать тучи и говорить, что экономический кризис выбил нас из колеи – это, к счастью, не так. Предприятие по-прежнему работает стабильно, хотя проблем избежать не удалось: в прошлом году подскочили цены на импортную тяжелую технику и буровое оборудование, соответственно нам пришлось выделять дополнительные средства на его приобретение. В 2008 году мы закончили масштабные исследования двух объектов в рамках федерального заказа – это участок Арго-Юряхский, где велись геологосъемочные работы и Аян-Юряхский, который изучался с применением аэрогеофизических методов. Так что производственную программу выполнили. 
В этом году наши специалисты приступили к разведке месторождения серебра Приморское (Теплое) - сейчас там ведутся буровые работы. Только что партия геологов выехала на участок Кюрбелях, входящий в Тас-Кыстабытскую рудную зону и еще одна партия отправится в Тенькинский район. Всего в поле будут работать около 40 специалистов. Таким образом, на ближайшие два года предприятие работой обеспечено, хотя активность наших заказчиков значительно снизилась: если в этот период прошлого года мой телефон буквально разрывался от звонков недропользователей с предложениями о сотрудничестве, то сегодня такого ажиотажа уже нет. 
- Какие современные технологии используют сегодня геологи?
- Вообще геология делается в голове. Это в первую очередь интеллектуальная профессия, здесь важна работа мысли, а техника только помогает человеку в реализации его идей. Сегодня геолог, как и прежде, отправляясь в поле, берет с собой только компас, молоток, лупу, карандаш и карту и, конечно же, свои знания – так было и будет всегда. Безусловно, технический прогресс в несколько раз увеличивает наши возможности: колоссальный скачок в развитии буровой и тяжелой техники, который произошел в последние годы, позволил значительно сократить время разведки месторождении. Яркий пример - «Кубака», которую подготовили к разработке за 10 лет – очень короткий срок, для того периода. Сейчас такую работу выполняют значительно быстрее. Очень облегчило нашу работу появление современной спутниковой связи: сегодня я могу разговаривать и получать электронные письма, от геологов, которые находятся за сотни километров, в глухой тайге.
- Как решаете кадровую проблему, берете на работу магаданских выпускников?
- Я не хочу никого обидеть, но это мое мнение - качество подготовки геологов в Магадане очень низкое. Многие ребята вместо того, чтобы ехать поступать на сильный геологический факультет, остаются здесь, в надежде, что смогут получить такое же качественное и полное образование. Но это, к сожалению не так. Когда к нам приходят вчерашние выпускники, мы вынуждены констатировать, что во время обучения у них не было достаточной практики, отсутствуют многие необходимые для работы знания и т. д. Ведь у нас в политехническом институте только одна кафедра геологических дисциплин, а их должно быть 6-8. Поэтому кадровая проблема для предприятия стоит особенно остро. Тем не менее, «Магадангеология» каждый год приглашает к себе на практику около 30 студентов, как из Магадана, так и из других городов – это единственный способ воспитать следующее поколение геологов. Что касается уже состоявшихся специалистов, то завлечь их в нашу область тяжело: если человек работает в крупном городе, то переезжать на Колыму даже за очень высокую зарплату он, как правило, не соглашается. 
- В январе этого года Магаданнедра провело аукцион, на который выставили несколько перспективных объектов, расположенных на территории области. На все лоты, кроме одного не поступило ни одной заявки, во многом из-за того, что вокруг объектов практически нет инфраструктуры: дорог, линий электропередач и др. На ваш взгляд это правильно, когда государство фактически перекладывает работу по обустройству месторождений на плечи бизнеса? 
- Если говорить глобально, то я считаю, что в нашей стране законодательство о недрах крайне не совершенно. Оно создано лишь под одну отрасль – нефтегазовую. Это вроде бы оправдано, потому что добыча всех остальных твердых полезных ископаемых – золота, серебра, алмазов – крайне малую долю от всего объема. Однако речь идет о целых регионах, предприятиях, людях о которых тоже нельзя забывать. Безусловно, государство вносит свой вклад, выделяя ежегодно значительные средства на геологоразведку, которые поступают и в нашу область, но, на мой взгляд, распределяются эти деньги не совсем эффективно. Я имею в виду правила проведения конкурсов, которые не учитывают нашей специфики. Казалось бы, самая демократичная форма – кто предложил минимальную цену, тот и получил заказ. Но у нас отсутствует система аккредитации геологических организаций, то есть на этот рынок может прийти кто угодно – без опыта работы, необходимой техники, специалистов. Отсюда заказы, которые берутся за полцены, а потом, естественно, не выполняются.
Что касается вашего вопроса, то здесь я бы поспорил. Активность на аукционах упала только сейчас и, скорее всего, это связано с кризисом: у потенциальных покупателей либо нет свободных средств, либо они не хотят рисковать. В прошлые годы такие же объекты, расположенные в глухой тайге расходились на «ура» и никто не задумывался, что там нет инфраструктуры. 
- На Ваш взгляд, время больших геологических открытий на Колыме уже прошло или есть надежда, что будут найдены вторая Кубака или Дукат?
- Есть не надежда, а вполне обоснованные прогнозы о том, что в области должны быть найдены коренные месторождения золота. На сегодняшний день создана достаточно подробная геологическая карта Магаданской области в масштабе 1:200 000, на ней вы увидите большое количество перспективных участков, которые нуждаются в более тщательной геологоразведке. Возможно, некоторые из них впоследствии и станут крупными месторождениями. 
- И все-таки, за какими полезными ископаемыми будущее региона: традиционные золото и серебро, или может быть нефть, цветные металлы?
- Давайте по порядку. Проект разведки примагаданского шельфа фактически заморожен - на территории России есть более перспективные участки, поэтому я думаю что в ближайшие годы ситуация не изменится. Что качается цветных металлов, то сегодня мировые цены на медь, молибден, никель падают, а отсутствие железной дороги в области делает освоение этих месторождений невыгодным. Думаю, что будущее так и останется за добычей золота и серебра. Другой разговор, что работа по подготовке рудопроявлений и месторождений по другим полезным ископаемым, которую ведут Магаданнедра и департамент природных ресурсов, все равно необходима. Регион должен быть готов, что рано или поздно появится потенциальный инвестор и на эти объекты. Месторождение – понятие экономическое, оно приобретается тогда, когда это выгодно.
- Последние несколько лет уровень добычи золота в области падает. Вы согласны с утверждениями, что уже в ближайшие годы Колыма вернет золотое лидерство? 
- Согласен. Для этого есть реальные предпосылки. Только одна Наталка после запуска даст немыслимый прирост добычи золота…
- То есть вы не относитесь к критикам этого проекта?
- Я смотрю на эту ситуацию как геолог. Запасы любого месторождения можно увеличить или уменьшить за счет изменения бортового и среднего содержаний драгоценного металла в руде. Задайте этот показатель близкий к минимальному, и вы увеличите запасы в несколько раз как это произошло на Наталке. Однако эту работу нужно провести в высшей степени грамотно и профессионально, чтобы государство в лице Роснедр и ГКЗ приняло у вас эти запасы и поставило их на баланс. Перед геологами РИМа поставили именно такую задачу и они с ней успешно справились: аргументировано доказали что Наталкинское содержит более полутора тысяч тонн золота, пригодного для отработки. Дальше за работу берутся проектировщики, экономисты, горняки, обогатители – они то и решат когда и как можно разрабатывать это месторождение. Если все сложится удачно и этот объект будет запущен, в золотодобывающей отрасли Колымы и всей страны произойдет настоящий переворот. Представьте себе, многие месторождения с бедной рудой можно будет вовлечь в разработку – в этом случае потенциал нашей области как золотоносной территории увеличится в несколько раз.
- Спасибо вам за беседу и удачи вашим геологам в очередном полевом сезоне!